Skip to content
 

Основной жизненный урок № 2. Адаптация. Перемены

   Основной жизненный урок № 2. Адаптация. Перемены. Наш природный психологический склад способен к огром­ным изменениям за очень небольшой период времени. Но переменам часто сопротивляется наша физическая форма, поэтому мы не очень хорошо справляемся с ними.

  Жизненный урок Адаптации учит нас приспосабливаться к переменам и чувствовать себя в них удобно. Очень немногие из нас умеют это, поскольку перемены несут с собой неизвестное. Если мы не знаем, что должно случиться, то чувствуем, что ничего не контролируем. А невозможность контроля прирав­ниваем к бессилию. Оказавшись лицом к лицу с переменами и тем естественным страхом, который они порождают в нас, мы можем помнить — и именно это нам поможет, — что не­возможно достичь более высокого вибрационного уровня, не изменившись.

  Души, которые решили достигать Мастерства в этой сфере, обычно делают все возможное для того, чтобы сохранять все в своей жизни в устойчивом состоянии. Они верят: для того чтобы вести успешную жизнь, им нужно содержать все так, как оно есть, в неизменном виде, под своим контролем. Они часто привлекают к себе учителей, исповедующих те же ценности. У таких душ возникают сложности с установлением равновесия между разумом и сердцем. Они чаще думают, чем чувствуют, логически обосновывая каждый кусочек информации перед тем, как принять какое-либо решение. Им зачастую трудно принять вообще хоть какое-то решение. Это конкретное каче­ство может быть очень обманчиво, потому что оно не всегда выглядит помехой развитию. Как правило, только когда эти люди сталкиваются с радикальными переменами, они осо­знают, что совершенно к ним не были готовы. Парадокс в том, что то ощущение комфорта, которого они ищут, проще всего достигается путем привыкания к самому процессу перемен!

  Случай 3

  Имя: Джим
Возраст: 41 год
Семейное положение: женат
Профессия: менеджер оздоровительного центра
Жизненный урок: Адаптация
Катализатор: родной отец
Тип: энергетическая матрица

Джим вырос в семье военного моряка, которая все время переезжала с места на место. Когда ему исполнилось тринад­цать, его родители развелись и мать вышла замуж за другого морского офицера, более высокого звания, чем отец Джима. Будучи военными, как отец, так и отчим были сторонниками строгой дисциплины. Джим соглашался с правилами дисци­плины, установленными его отцом, но отказался принимать то же от отчима. И очень напрасно, поскольку, будучи офицером высокого ранга, отчим привык к тому, что его приказания вы­полняются без пререканий.

Как это случается со многими подростками, Джим взбун­товался. В его случае это, наверное, можно понять. В конце концов, он был мальчиком, который провел всю свою жизнь, переезжая с одной военной базы на другую. Едва он начинал привыкать к новой школе, новому месту и новым друзьям, как нужно было переезжать и начинать все с начала. Этот фактор в сочетании с эмоциональной и психологической драмой раз­вода родителей привел к тому, что Джиму было очень сложно доверять людям, он не мог позволить себе открываться перед ними. Чем старше он становился, тем больше боялся обязательств, и это не могло не сказаться на его отношениях с де­вушками. К тому времени, как ему исполнилось пятнадцать, Джим чувствовал себя таким отрезанным от всех и одиноким, что начал общаться с «плохими парнями» и участвовать в пья­ных сборищах. Довольно скоро он вступал в конфликты уже не только с родителями, но и с законом.

Все начало меняться, когда в восемнадцать лет Джим за­нялся бодибилдингом. Впервые в жизни он нашел что-то, что у него получалось хорошо, и вскоре начал побеждать в соревно­ваниях, что, в свою очередь, помогло ему обрести уверенность в себе и самоуважение.

  Джим устроился работать в оздоровительный центр, но, хотя он любил свою работу, у него все еще были проблемы в отношениях с людьми. Это было «слепое пятно» Джима, и оно начало создавать для него большие сложности в общении с коллегами и начальниками. Вот где находился Джим, когда он впервые позвонил мне по поводу сеанса. Он сразу же сказал мне, что любит начинать новые дела, но ему явно чего-то не хватает, чтобы доводить начатое до конца. Ему или просто надоедает, или он отвлекается на что-то другое. Это уже начи­нает отрицательно сказываться на его карьере, и он не знает, что с этим делать. Так сказал сам Джим. Он не понимал, что происходит, потому что не мог видеть общий план.

  К счастью, я смог объяснить Джиму понятия энергети­ческой матрицы и штампа. Мне удалось также показать ему, как на протяжении всей своей жизни он имел дело с уроком Адаптации, привыкал идти вместе с потоком. Для меня это было довольно очевидно, поскольку в его жизни не было ни­чего надежного или постоянного. Эти непрерывные переезды из одного дома в другой, переводы из одной школы в другую и даже переход от одного отца к другому — все вело к тому, чтобы научиться чувствовать себя комфортно в привыкании к переменам.

Когда я помог Джиму увидеть модели, работающие в его жизни, ему было нетрудно понять, что он может использовать это с выгодой для себя, то есть найти способы работать вместе со своей энергетической матрицей, а не против нее, и таким образом эту матрицу подчинить себе.

Джим нашил для себя идеальную работу. Теперь он менеджер большой сети фитнес-клубов, занимается организацией новых залов. Когда очередной клуб создан и запущен, Джим переходит к следующему проекту. Так что ему не становится скучно и не приходится заниматься рутинной, однообразной работой.

  Говорят, что безумие — это когда ты делаешь одно и то же снопа и снопа и при этом ожидаешь разных результатов. Хотя люди, работающие над уроком Адаптации, могут восприни­мать эту идею на интеллектуальном уровне, они не способны применить ее к себе. Поэтому, как бы странно это пи выгляде­ло для нас, остальных, многие из них действительно продолжа­ют биться головой о все те же старые стены, повторяя все те же старые ошибки, но при этом ожидают, что на этот раз псе будет по-другому.

Все люди сопротивляются переменам. Мы хотим чув­ствовать себя комфортно, а перемены, по самой своей приро­де,— это что угодно, только не комфорт. Но, как бы ни были перемены трудны для пас, они в десять раз труднее для тех, кто работает с уроком Адаптации. У этих людей обычно очень сильное «слепое пятно», и они даже не замечают, что чувству­ют себя дискомфортно из-за того, что происходит в их жизни. Именно поэтому они так сопротивляются.

  Джим необычен тем, что он сознательно работает над своим уроком Адаптации. Вместо того чтобы попытаться изменить все вокруг (что было бы в любом случае невозможно, поскольку в его случае это энергетическая матрица, а не энер­гетический штамп), сопротивляться и бунтовать, Джим учится видеть в своем уроке даp и старается делать так, чтобы урок работал на него.

Будь это энергетический штамп, Джим мог бы опробовать на себе несколько видов терапии, чтобы избавиться от неко­торых поведенческих моделей, возникших в детстве и юности. Один вид — это нейролингвистическое программирование (НЛП). Другой — гипнотерапия. Но поскольку это была энер­гетическая матрица, пи одно из указанных средств не сработа­ло бы, потому что энергетическую матрицу нельзя изменить: ею можно только овладеть.

  Случай 4

  Имя: Мэриэнн
Возраст: 34 года
Семейное положение: недавно помолвлена
Профессия: социальный работник
Жизненный урок: Адаптация
Катализатор: отец
Тип: энергетический штамп

Мэриэнн впервые пришла ко мне после того, как прочла одну из моих книг. Она увидела потенциал для другой, более открытой жизни, чем та, которая у нее была. Хотя она очень хотела воплотить в своей жизни некоторые принципы, опи­санные в книге, Мэриэнн просто не видела, как это можно сделать. У нее была работа, которая ей не нравилась, но ко­торую она терпела десять из тридцати четырех прожитых лет. Настоящая причина ее звонка была понятна после первых двух ее вопросов. Насколько сложно ей будет измениться? Могу ли я дать ей четкий «пошаговый» метод, который позволит оценить, получается ли у нее переделать свою жизнь? Когда она задала эти вопросы, я отчетливо увидел связь с отцом. Я спросил о первых годах жизни с отцом, и Мэриэнн сказала, что у нее очень мало детских воспоминаний о нем. Посколь­ку это часто указывает на причинение насилия в детстве, я спросил ее, какие еще у нее есть воспоминания о детстве. Выяснилось, что она помнила многие события вплоть до воз­раста трех лет. Так как я все еще ощущал наличие признаков эмоционального и психического насилия, я поинтересовался, какие отношения у них с отцом сейчас. Мэриэнн начала рисовать картину, которая позволила мне предположить, что она работает с жизненным уроком Адаптации.

  Мать Мэриэнн провела всю свою замужнюю жизнь в ста­раниях не расстроить мужа. Она передала это отношение и детям, которые выросли с идеей о том, что создание счастли­вой домашней жизни означает сохранение мира любой ценой. Мать Мэриэнн, несомненно, работала над уроком Определе­ния и заменила одного манипулятора (свою мать) на другого (мужа). Она хотела, чтобы ее дети получили поддержку заботы и любви — такую поддержку, которой она сама была лишена в жизни. Но вместо этого она просто позволила мужу управлять домом при помощи принуждения и страха.

  Для Мэриэнн мать была ключевым игроком в жизни, но катализатором, без сомнения, был отец. Во время нашего разговора у Мэриэнн внезапно всплыло в памяти одно событие с участием ее отца, которое произошло, когда ей было четыре года. Ей показалось странным, что это вспомнилось именно сейчас, но на самом деле на моих сеансах это происходит по­стоянно. Так вот, Мэриэнн учила своего двухлетнего брата петь. Для родителей это звучало как состязание по визгу. Мать из кухни велела детям вести себя потише, чтобы не расстроить папу. Мэриэнн слышала, как отец тяжело протопал на кухню. Ее голос дрогнул, когда она вспомнила, какой ужасный звук послышался оттуда. Потом мама тихо проскользнула в ван­ную. Мэриэнн пошла за ней и, увидев ее рот, весь в крови, тут же поняла, что в слезах и боли матери виноват отец. Войдя в спальню, она увидела отца, тихо всхлипывающего на кровати. Хотя у отца Мэриэнн явно были проблемы, связанные с гне­вом, они никогда еще не выливались таким образом. Подобные инциденты никогда больше не повторялись. Но одного раза было достаточно, чтобы дать Мэриэнн энергетический штамп. С того дня ее отношения с отцом были основаны на сохране­нии мира ради предотвращения насилия.

Как бы сильно ни хотела Мэриэнн иметь партнера и детей, тот факт, что она провела всю свою жизнь, действуя чрезвы­чайно осторожно и стараясь «не раскачивать лодку», мешал ей осуществить мечту.

  Тем временем ее отец, который работал над основным уроком Доверия, стремился научиться справляться со своим гневом. Трагедия состояла в том, что, поскольку дополни­тельным уроком у него было Общение, никто не знал, что он борется со своим гневом, так что все продолжали вести себя как прежде. Вот что интересно: хотя фактически насилие не коснулось Мэриэнн, у нее, тем не менее, имелся штамп на­силия. Это идеальный пример того, что я называю переданным энергетическим штампом: энергия передается от одного человека другому просто из-за того, что последний находится в энергетическом поле, хотя фактически не получает соответ­ствующего опыта.

  Здесь я использовал технику, которую считаю очень удач­ной. Я просто попросил Мэриэнн представить себя нейтраль­ным наблюдателем своей жизни. Это позволило ей избавиться от эмоциональных привязанностей к этим событиям, отпустить любые суждения и просто увидеть ситуацию так, словно она происходила с кем-то другим. Затем я показал ей более широ­кую перспективу: контракты, которые она заключила, чтобы содействовать своему жизненному уроку. Она нашла это ин­тересным, но не смогла применить к своей ситуации. Тем не менее семена были посеяны. Примерно четыре месяца спустя Мэриэнн позвонила снова. В этот раз она задала много во­просов о том, что выяснилось при нашем предыдущем сеансе. Хотя я не очень много помнил из того разговора, но сразу уви­дел тот же сценарий. Внезапно Мэриэнн на мгновение увидела более масштабную картину и захотела знать, куда идти дальше. Теперь она была открыта для знания о том, что она работает над основным уроком Адаптации. Поскольку она больше не боялась отца, я предложил ей начать исцелять этот энергетический штамп, пригласив отца на обед и поговорив с ним о том событии, которое произошло, когда ей было четыре года.

  Три педели спустя на моем автоответчике было оставлено очень длинное и взволнованное сообщение. Мэриэнн обо всем поговорила с отцом и выяснила, что событие, которое она вспомнила так ярко, имело два противоположных последствия. Для нее оно стало катализатором, научившим ее тому, что сохранение status quo приносит безопасность. Для него урок состоял в том, что в поддержании status quo есть опасность, и это стало причиной изменений в нем. Конечно, имея Общение и качестве вторичного урока, он никогда никому не сказал об этом, и никто так и не узнал, что он изменился.

  Отец Мэриэнн думал, что она была еще слишком мала, чтобы запомнить тот случай, и был очень удивлен, узнав о том, какое влияние он оказал на ее дальнейшую жизнь. Для Мэриэнн было очень важно то, что отец извинился за тот случай. Он попросил прощения еще и за то, что не оказал ей эмоциональной поддержки в период ее взросления. Слезы исцелили в тот день их обоих. Они не только начали новые отношения, основанные на общении; Мэриэнн также обрела уверенность в себе и больше не боялась перемен.

Последний раз, когда я разговаривал с Мэриэнн, она рас­сказала, что у нее появился мужчина, она дважды сменила место жительства и один раз — род занятий. Теперь она ра­ботает с детьми и очень любит свою работу. Для человека, строившего свою жизнь исключительно на основе сохранения неизменного порядка вещей, она теперь действовала очень решительно — более решительно, чем когда-либо могла себе представить. И при этом радовалась жизни больше, чем когда-либо могла мечтать.

Переходите к изучению Основного жизненного урока № 3. «Бытие. Целостность»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Написать отзыв